...

Наша история            

dc10b87adda268b3b14a09750f03f554.jpgСвоё название московский район получил от села Конькова, которое образовалось путём слияния двух сёл, получивших названия от их приходских храмов: Троицкого-Конъкова, лежавшего слева от Калужской дороги, и Сергиевского-Конькова, располагавшегося напротив.

Первое сохранившееся сведение о Конькове относится к 1627 г., когда писцовая книга отметила в Чермневе стану «за стольники: за Ильею, да за Васильем Безобразовыми в поместьи деревня Степановская, Емелинское, а Бесово тож, на вражке, по обе стороны вверх речки Городенки, а в ней живут деловые люди 2 двора». В состав поместья входили и две пустоши — «Конково, а Холзиково тож, по обе стороны врага, и пустошь Гаврилково, Дубинкино тож, на враге». Безобразовы владели этим имением с 1617 г.


Братья Илья и Василий Безобразовы были сыновьями Кузьмы Осиповича, человека ловкого и пронырливого, начавшего придворную службу ещё при Иване IV и сохранявшего своё влияние при целой череде последующих царей — Фёдоре, Борисе Годунове, Лжедмитрии I, Василии Шуйском — вплоть до своей кончины в 1610 г. Имена его сыновей начинают упоминаться лишь в 1625 г. Старшему из них, Илье, удалось сделать неплохую карьеру. В 1648 г. он значился холмогорским воеводой, в 1660 г. был вторым воеводой в Астрахани, а затем судьёй Разбойного приказа и в 60-х годах XVII в. управлял Патриаршим Разрядом, фактически исполняя должность дворецкого при всесильном патриархе Никоне.


При Безобразовых имение расширяется. По переписи 1646 г., в деревне Степановской отмечены дворянская усадьба, где жили четыре человека, крестьянский двор (шесть человек) и два бобыльских двора (восемь человек).

В середине XVII в. расположенная по соседству пустошь Коньково заселяется и превращается в деревню, в которой на 1678 г. значилось два господских дома, где жили четыре человека, и два бобыльских двора (три человека). В это время она принадлежала детям Ильи Безобразова — Андрею и Фёдору.


240x240.jpgАндрей Ильич Безобразов был типичным сыном своего века. Служить он начал в середине XVII в., по меркам того времени очень поздно — в 28-летнем возрасте. Звёзд не хватал и к высоким постам не стремился. В годы малолетства Петра I Андрей Ильич, как и большинство старой московской знати, поддерживал царевну Софью. Приход к власти нового правительства стал для него ударом. Зная о настроениях Безобразова, Пётр I решил его отправить подальше от Москвы. Несмотря на усиленные просьбы Андрея Ильича остаться на прежнем месте, его назначают воеводой на Терек, что фактически было равнозначно почётной ссылке. Отправляясь против своего желания в далёкий путь, будучи уже глубоким стариком, он обратился к помощи колдунов, чтобы ворожбой снискать милость нового государя. Во время долгого пути на Кавказ ему пришлось зазимовать в Нижнем Новгороде. В это время в Москве был раскрыт заговор — покушение на жизнь Петра I, и среди прочих были схвачены ворожеи, наводившие «порчу» на царя. Под пытками они показали, что к их услугам для своих нужд также прибегал и Безобразов. Андрея Ильича воротили, допрашивали, пытали и, наконец, приговорили к смертной казни. Крепостные Безобразова были жестоко наказаны, его жену сослали в Тихвинский монастырь, а имения конфисковали.


В 1689 г. принадлежавшая Андрею Ильичу половина сельца, что была прежде «деревня Степановская, Бесово тож», досталась фавориту Петра I — Гавриилу Ивановичу Головкину. Последний вскоре получил и остальную часть имения вместе с Коньковом у племянника казнённого — Алексея Фёдоровича Безобразова в обмен на своё орловское поместье.


Гавриил Иванович Головкин, родственник матери Петра I — царицы Натальи Кирилловны, сделал блестящую карьеру. Он опекал юного царя с пятилетнего возраста будучи стольником, а затем постельничим. В борьбе с царевной Софьей он выказал особую приверженность Петру и с тех пор пользовался его постоянным доверием — сопровождал государя за границу, работал с ним на верфях в Саардаме, с 1706 г. стоял во главе Посольского приказа, стал первым российским государственным канцлером, получил графский титул. Будучи искусным царедворцем, Головкин сумел сохранить своё влияние и при всех последующих царствованиях. Скончался он в 1734 г., оставшись в памяти современников как человек несметно богатый и чрезвычайно скупой.


a613cc3814c9937aa92c4970717130cb.jpgГоловкин устраивает здесь великолепную усадьбу. В 1694 г. строится Троицкая церковь в сельце Степановском. Сама же усадьба расположилась в основном на земле прилегающего Конькова. Из описания 1747 г. становится известно, что Головкин устроил в ней «двор помещиков с каменным строением» и восемь прудов «со всякою рыбою». Ещё при Безобразовых в Троицком-Конькове (как стала именоваться усадьба после постройки храма) имелись большие сады, расширенные новым владельцем. Крестьян Головкин выселил из усадьбы на Большую Калужскую дорогу, левая сторона которой служила границей его владений. В новопоселенной деревне Конькове в начале XVIII в. значилось девять крестьянских дворов. Часть крестьян была вывезена сюда канцлером из имений в Боровском и Каширском уездах.


После смерти Гавриила Ивановича Троицкое-Коньково перешло к его сыну Александру Гаврииловичу. Здесь он практически не жил, служа посланником то в Берлине, то в Париже, то в Голландии. В1749 г. к Александру Гаврииловичу обратился граф Михаил Илларионович Воронцов с предложением купить его подмосковную, так как она тому не нужна и дохода все равно никакого не приносит. Но лишь спустя три года Воронцову удалось купить Троицкое-Коньково, уступленное ему Головкиным «по дружбе». При этом Воронцову пришлось влезть в долги, заложив столовое серебро и драгоценности. Сохранилось сделанное при покупке описание имения 1752 г., которое даёт о нём достаточно яркое представление: «Подмосковная вотчина графа А.Г. Головкина, село Троицкое, а Коньково тож, с деревней Дубинниково, от Москвы 11 вёрст по Калужской дороге. Церковь каменная с колокольнею. Палаты каменные, в них 10 покоев. Четыре сада с овощными (т.е. фруктовыми. — Авт.) деревьями. В селе прудок и одна небольшая мельница. Мужескаго пола душ 92 человека, из оных выключено 11 душ. Крестьяне отправляют дворовую работу и платят по 50 рублей за год. Земли 97 четвертей в поле, а дву потому ж. Сена и дров мало. Оную деревню уступает граф Головкин по приятству за 4000 ефимков, а с переводом денег по курсу пошлины будет 5000 рублёв коштовать» (от немецкого слова kosten — стоить).


Михаил Илларионович Воронцов был типичным «человеком случая» XVIII в. — эпохи дворцовых переворотов. Он родился в 1714 г. и четырнадцати лет от роду был определён камер-юнкером при дворе великой княжны Елизаветы Петровны, которой служил не столько своими талантами, сколько деньгами своей богатой свояченицы, жены брата Романа. Во время дворцового переворота 1741 г. в пользу Елизаветы он явился вместе с ней в казармы Преображенского полка в ночь провозглашения её императрицей. Он же арестовал правительницу Анну Леопольдовну с её семейством. Услуги Воронцова не остались незамеченными. Елизавета пожаловала его чином действительного камергера и сделала владельцем больших поместий. Закрепляя свой успех, Воронцов уже через месяц с небольшим после переворота женится на Анне Карловне Скавронской, двоюродной сестре императрицы. В 1744 г. он получает графский титул и назначается вице-канцлером. Опала канцлера А.П. Бестужева-Рюмина открывает в 1758 г. Воронцову дорогу к должности канцлера.


Приобретая подмосковное Троицкое-Коньково, он рассчитывал на то, что императрица возвратит затраченные на него деньги, как бы подарив ему это имение. С этой просьбой он обращается к её фавориту — Алексею Разумовскому. Смог ли Воронцов добиться желаемого, осталось неизвестным.

С началом царствования Екатерины II всемогущий вельможа был вынужден уйти в отставку. Последние несколько лет он провёл в первопрестольной, где и скончался в 1767 г. В том же году его вдова Анна Карловна и дочь Анна Михайловна (в замужестве Строганова) продают Троицкое-Коньково Авдотье Наумовне Зиновьевой, жене петербургского обер-коменданта генерал-поручика Николая Ивановича Зиновьева.


В памяти крестьян эти хозяева Конькова остались как жестокие крепостники. Особенно усердствовала Авдотья Наумовна, прозванная местными жителями «Наумихой». Позднее среди них существовало предание, что императрица Екатерина II, желая избавить коньковских крестьян от их немилосердных господ, велела отнять имение и приписать его к Царицынской дворцовой волости. В память об этом событии местные крестьяне соорудили высокий каменный столб, который много десятилетий стоял посреди села. Но в действительности дело обстояло иначе.


9fb06e6f556913dd8c7ac27f71cf73af.jpgПосле смерти Зиновьевых, скончавшихся в один и тот же 1773 г., село досталось их дочери Екатерине Николаевне, едва достигшей к этому времени 15-летнего возраста. Здесь в нашем повествовании появляется фигура знаменитого Григория Орлова.


Григорий Григорьевич Орлов родился осенью 1734 г. Его матерью была Лукерья Ивановна Зиновьева, родная сестра владельца Троицкого-Конькова — Николая Ивановича Зиновьева. Детство его прошло в небогатой дворянской семье. 15-летним подростком его отвезли в Петербург и определили в Кадетский корпус. Закончив обучение, он участвует в Семилетней войне. Случай помог Григорию выделиться. Осенью 1758 г. он был назначен приставом при графе Шверине — пленном адъютанте прусского короля. Вскоре того затребовали в Петербург, и Орлов должен был сопровождать его. Здесь он был принят при дворе, и на него обратила особое внимание жена наследника престола Екатерина Алексеевна, будущая императрица Екатерина II. Орлов был переведён на службу в Петербург; с этого времени начинается взлёт его карьеры. Вместе с братьями он участвует в дворцовом перевороте 1762 г. в пользу Екатерины, сразу после которого был произведён в генерал-майоры и действительные камергеры, пожалован высшим российским орденом Александра Невского и шпагой, украшенной бриллиантами. Во время коронации императрицы всем братьям Орловым было пожаловано графское достоинство.


Первые десять лет правления Екатерины Григорий Орлов был в зените могущества: вместе с братом Алексеем он активно занимается делами государственного управления. Многим при дворе возвышение «выскочки» не нравилось, но они предпочитали молчать, памятуя о близких отношениях Григория Григорьевича с императрицей. Наконец противникам фаворита представился удобный случай: в Фокшанах собирался конгресс для заключения мира с Турцией. Российскую делегацию возглавил Григорий Орлов. Но дело окончилось неудачно: выведенный из терпения турецкими уполномоченными, Орлов прервал переговоры и остался жить в Яссах, ожидая дальнейшего развития событий. Здесь-то он и узнал поразившее его известие, что, благодаря придворным интригам, во время длительного отсутствия, его место при императрице заняли другие. Он немедленно бросился в столицу, но при выезде из Москвы был остановлен курьером Екатерины, которая запретила ему являться в Петербург и предлагала отправиться в Гатчину. Григорий Григорьевич пытался завязать с императрицей переговоры, которые тянулись почти год с переменным успехом. Стороны активно торговались о размерах отступного. Орлову даже удалось возвратиться ко двору, но появление при Екатерине нового фаворита Потёмкина означало для него окончательный разрыв с императрицей.


В это трудное время Григорию Орлову пришлось взять на себя хлопоты о своей двоюродной сестре Екатерине Николаевне Зиновьевой, в один год лишившейся обоих родителей. В начале 1775 г. он уезжает с ней за границу, а в следующем году женится на ней. В том же году царица оказывает своему бывшему фавориту, остро нуждавшемуся в средствах, одну из последних милостей — она покупает Коньково с 13 дворами в свою собственность. Рассказывают, что она лично приезжала взглянуть на новое приобретение. С этого времени Троицкое-Коньково на протяжении нескольких десятилетий являлось дворцовым владением.


892e84844a47786a66c9b368633d3006.jpgОстаётся сказать лишь о кончине Григория Григорьевича. Его брак с двоюродной сестрой многими рассматривался как незаконный. Но императрица положила конец попыткам его расторгнуть, возведя Екатерину Николаевну в статс-дамы и наградив её орденом Святой Екатерины. Казалось, Орлов нашёл успокоение в семейной жизни. Но она продолжалась недолго. Летом 1780 г. Екатерина Николаевна отправилась для лечения за границу, а в июне 1782 г. умерла в Лозанне от чахотки. Удручённый смертью горячо любимой жены, Григорий Григорьевич заболел психическим расстройством, перешедшим позднее в полное помешательство. В ноябре 1782 г. братья перевезли его в Москву и поселили в роскошном дворце, в Нескучном саду. Спустя пять месяцев, в апреле 1783 г., он скончался в возрасте 48 лет.

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».