20 Сентября 2017 Ср

Информационный портал районной газеты Коньково ЮЗАО г.Москвы

...

ОНИ ПОДРУЖИЛИСЬ НА ЯЛТИНСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

41_full.jpg70 лет назад, 4 - 11 февраля 1945 года, в Крыму прошла Ялтинская конференция руководителей трех держав антигитлеровской коалиции: СССР, Великобритании и США, на которой Сталин, Черчилль и Рузвельт решали судьбу послевоенной Европы. Виктор Матвеевич Зегаль, офицер службы внешней разведки (СВР), принимал в ней участие как переводчик. В ноябре 2012 года в возрасте 94 лет, незадолго до смерти, Зегаль поделился воспоминаниями о некоторых эпизодах, связанных с этой конференцией. На тот момент он, ветеран СВР, житель Обручевского района ЮЗАО, оставался, видимо, последним живым свидетелем этого исторического события.

Виктор Матвеевич Зегаль родился в апреле 1918 года в Воронеже. Он с отличием окончил в 1937 году Воронежский железнодорожный техникум и без вступительных экзаменов был принят в Московский институт железнодорожного транспорта. На последнем курсе, в начале 1941 года, его перевели в Московский а­­виационный институт на самолетостроительный факультет - в воздухе явно пахло приближающейся грозой и стране остро требовались авиаспециалисты.


Началась война, и Виктор Зегаль вместе с институтом был эвакуирован в Алма-Ату. Весной 1943 года, после окончания института, он получил распределение в Москву, на авиационный завод в Химках, откуда и был вскоре призван в армию. Виктор неплохо знал английский язык, в годы учебы в вузе занимался на языковых курсах и, возможно, поэтому был направлен в спец­школу НКГБ, готовившую кадры для службы внешней разведки.


В начале 1945 года, по окончании спецшколы, его направили для прохождения службы в американский отдел НКГБ, а уже через пару недель он был командирован в составе опергруппы в Крым. Конечный пункт и цель  командировки они узнали только по прибытии в Ялту. Занимались прочесыванием местности и мерами по обеспечению безопасности предстоящей конференции. Учитывался опыт проведения подобных мероприятий во время конференции в Тегеране в 1943 году, где немецкая разведка готовила покушение на Сталина, Черчилля и Рузвельта.


Виктора Зегаля прикрепили к американской делегации, которая была размещена в главном корпусе Большого Ливадийского дворца и двух вспомогательных корпусах. Так как Рузвельт передвигался на инвалидной коляске, то для удобства заседания конференции проходили в большом зале Ливадийского дворца. “На них присутствовали личные переводчики глав государств, а остальных членов делегаций - советников, экспертов, дипломатов, политиков, армейских чинов - обеспечивали мы, переводчики более низкого ранга”, - рассказывал Виктор Зегаль.


В часы заседаний тройки, с 10 и до окончания, все толпились в вестибюле, из которого была видна дверь в конференц-зал, вели оживленные беседы, обсуждали сводки с фронтов и текущие события. Периодически кого-нибудь внезапно приглашали в конференц-зал. А вечером в одном из помещений Большого дворца уже в неформальной обстановке общались члены всех делегаций. Там предлагали спиртное и закуски, что располагало к открытому общению. Среди американцев и англичан было немало с русскими корнями - детей тех, кого бури гражданской войны занесли на чужбину. Они знали русский язык и с большим интересом расспрашивали о нашей стране, искренне радовались победам Красной Армии, отдавая должное мужеству и героизму советского народа в борьбе с общим врагом.


С одним из таких американцев по имени Джон Виктор Зегаль установил теплые дружеские отношения. Тот был сотрудником Белого дома. Высокий, стройный, интеллигентного вида молодой мужчина объективно оценивал решающий вклад Советского Союза в
Победу над фашистской Германией и с большим уважением отзывался о нашем Верховном Главнокомандующем Сталине. От него Виктор узнал о настроениях американских политиков и военных и их оценке перспектив дальнейшего развития событий. Расставание с Джоном было теплым, они обменялись сувенирами. Джон подарил Виктору прекрасные наручные часы, а Виктор Джону - бутылку выдержанного марочного массандровского вина 1901 года, на этикетке которой Джон написал по-английски: “Выпьем при встрече”. А еще Виктор подарил ему пачку популярных в нашей стране папирос “Казбек”, на которой сделал надпись по-русски: “При встрече - закурим”. Они обнялись и пригласили друг друга в гости после войны. Верили в эту встречу так же, как и в то, что наши страны после войны будут гораздо ближе друг другу… За участие в Ялтинской конференции Виктор Зегаль получил свою первую награду - орден Красной Звезды.


Через 10 лет, когда Виктор работал вторым секретарем посольства СССР в Вашингтоне, он разыскал Джона. Зегаль позвонил ему и, не представившись, сразу спросил:

- Извините, вы не тот Джон, который принимал участие в Ялтинской конференции?

- Это ты, Виктор? - прервал его радостный голос.


Было ощущение, что Джон ждал этого звонка. Когда Виктор стал договариваться о встрече, Джон воскликнул: “Хоть сейчас!” Встреча была теплой, с крепкими дружескими объятиями. На столе среди закусок, к большому удивлению Виктора, появилась знакомая бутылка массандровского марочного вина, теперь уже 60-летней выдержки, а рядом - та самая пачка папирос “Казбек”.


Трудно было поверить, что после короткого знакомства 10 лет назад в Ялте они, представители двух стран с диаметрально противоположным строем, находящихся в состоянии холодной войны, один - сотрудник Белого дома, второй - сотрудник СВР, остались друзьями.


Этой встречи было достаточно, чтобы определить свои позиции и услышать от Джона слова о готовности сотрудничать. Поступавшая от него информация высоко оценивалась центром.